Преступление, за которое можно посадить всю Россию


 

О недоказуемых ушибах, как способе судебной расправы или защиты!?
Судья признал наличие признаков ч. 1 ст. 116 УК РФ,
но нашёл вариант "обойти" хрупкую и ненадёжную статью необходимой обороной.
А если бы такой возможности не было?!

 
Статья 116 УК РФ. «Побои. 1. Нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 настоящего Кодекса, - наказываются … арестом на срок до трех месяцев» (цитата, здесь и далее выделено красным шрифтом автором).
Приятно осознавать, что неприкасаемость моего тела защищает сам уголовный кодекс. Достаточно заявить о причинении физической боли. А испытал я её или нет, об этом не знает, кроме меня, никто. Боль – это индивидуальное внутреннее ощущение. Следовательно, законодатель предлагает суду принимать решение, оценивая такое непроверяемый признак как боль, о которой взывает потерпевший. С позиций судебного медика самая субъективная,  недоказуемая и поэтому уязвимая диспозиция этой статьи – физическая боль.  Для закона не имеют значения особенности боли по интенсивности (нестерпимая, острая, жгучая, колющая, тупая и пр.), длительности (кратковременная, неотпускающая, непреходящая, хроническая и пр.), периодичности (постоянная, по ночам, при движениях и пр.) и т.д. Судебно-медицинскому эксперту, выполняющему экспертизу потерпевшего, даже не задают вопроса о физической боли. А если и спросят, то грамотный врач откажется устанавливать неустанавливаемое.
Более простой вопрос - неоднократность побоев или насильственных действий. Это подсчитать легко. Установили, что обидчик контактировал с Вашим телом более одного раза! Но как доказать, что физическая боль причинена не менее, чем двумя действиями! Единственное действие, причинившее физическую боль, не создаёт полного набора признаков преступления!
Допускается возникновение телесных повреждений, но без причинения вреда здоровью (ссадины, кровоподтёки, кровоизлияния, поверхностные раны и пр.). Но даже повреждение не обязательно сопровождается физической болью. Поэтому наличие двух и более повреждений не доказывает, что все они причинили физическую боль. А если боль причинило только одно повреждение?
После непосредственных насильственных действий обидчика потерпевший может упасть и удариться (задеть, контактировать) о предметы окружающей обстановки. Упавший пожалуется на физическую боль в местах вторичных соударений, там же могут возникнуть указанные мной ранее повреждения. Это ещё одна боль, но уже правосудия и головная!
Одним словом,  задел меня два раза пальчиком: "Мне больно и всё! Арестуйте его,  мировой судья!". Апогей свободы в оценке доказательств ("Новая адвокатская газета", 2012, № 15, стр. 12-13)! Ранее, в 1961-1996 годах, побои и лёгкие телесные повреждения охватывались одной 112 статьёй УК РСФСР. В ней не упоминалось о боли! "Болевой" проблемы не было! Сейчас "Умышленное причинение лёгкого вреда здоровью" выделено в ст. 115 УК РФ.
Мне как специалисту по судебно-медицинской экспертизе пришлось участвовать в процессе, растянувшемся на год. И поразмышлять над проблемой: защита неприкосновенности и возможный оговор (в плане причинения боли) потерпевшим (он же - частный обвинитель, УПК РФ, ст. 5, ч. 1. п. 59; ст. 43).


«Побойный» конфликт
 
15.11.2010 в школьном коридоре схватились за грудки пацаны с разницей в возрасте 9 месяцев. Драчун, не достигший 16-ти лет, отделался поверхностной ссадиной размером 1х0,2 см на груди слева (см.).
Его противника, достигшего 16 лет, скорая помощь транспортировала в поликлинику. Далее койка в стационаре сельского райцентра (19-29.11.2010, 04-15.02.2011), обследования в больницах соседнего города, отмечалось снижение остроты зрения (см.).  Освобождали от военных сборов и уроков физкультуры. Сельский судмедэксперт описал мелкие повреждений головы, шеи и правой кисти, а по медицинским документам «выявил» сотрясение головного мозга, которое расценил как лёгкий вред здоровью (см.).
Мамы обратились в милицию с заявлениями. Постановление Конституционного Суда РФ № 7-П от 27.06.2005 обязывает орган дознания и дознавателя "принять по заявлению лица, пострадавшего в результате преступления, предусмотренного статьей 115 или статьей 116 УК РФ, меры, направленные на установление личности виновного в этом преступлении и привлечение его к уголовной ответственности в закрепленном уголовно-процессуальном законом порядке" (цитата).
Так, нервный разбор ученической драки внутри педагогического коллектива перерос в милицейскую проверку. Участковые милиционеры через 10 дней вынесли Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела (УПК РФ, статьи 144, 145 и 148) в отношении младшего школьника по следующим основаниям:
√ не достиг ко времени совершения преступления шестнадцатилетнего возраста (УК РФ, ст. 20, ч. 1);
√ поэтому отсутствует состав преступления (УПК РФ, ч. 1, п. 2).
Это было первое решение по делу и скажу, забегая вперёд, самое выверенное.  Околоточные надзиратели, находящиеся в основании правовой пирамиды, послали безупречный сигнал её верхушке.

Суд

Постановление вдохновило маму "недостигшего". В декабре 2010 года мировому судье последовало заявление  о возбуждении уголовного дела частного обвинения против старшего юноши в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ. Судья возбудил и на третьем судебном заседании 10.03.2011 назначил судебно-медицинские экспертизы в городской райцентр соседнего района по каждому из драчунов.
В ответ мама "побитого" призвала на помощь адвоката, которая, изучив материалы милицейской проверки КУСП № 4794, нашла в них массу недочётов. Это нетрудно при двадцатилетнем опыте работы следователем УВД.  Поэтому она в первую очередь 08.03.2011 обжаловала  милицейское постановление в районном суде (см.). За три заседания 5, 25 и 26 апреля тот разобрался в пользу милиции (см.). Адвокат с мамой 05.05.2011 обжаловали решение райсуда в кассационную инстанцию (см.). И потерпели фиаско!
За это время районная судебно-медицинская экспертиза "продублировала" выводы сельского судмедэксперта по одиночной ссадине (см.) и не признала сотрясение головного мозга, лишив старшего школьника лёгкого вреда здоровью (см.). Адвокат считала, что её подопечному причинён вред здоровью средней тяжести. Это позволило бы привлечь младшего, но удачливого забияку к уголовной ответственности по  ч. 1 ст. 112 УК РФ (УК РФ, ст. 20, ч. 2). И попыталась добиться назначения повторной экспертизы в областной центр, но мировой судья отказал.
В мае адвокат "вычислила" меня и предоставила судебные документы. Изучив их, я согласился работать при условии, что защитник сменит агрессивную, но бесплодную тактику борьбы за недостижимые цели на более скромную и посильную задачу - добиться оправдательного приговора. Согласие было почти радостным! Видимо, сказались полгода интенсивного топтанья на одном месте. Да и спортивному мальчику, учившемуся на "4" и "5", получать судимость раньше школьного аттестата было ни к чему.
25.07.2011, выступая в суде как специалист по судебно-медицинской экспертизе (УПК РФ, ст. 271, ч. 4), я старался выпятить, что:
√ доказано только одно действие на потерпевшего - удар кулаком в грудь;
√ от этого действия не могла возникнуть ссадина на груди;
физическая боль - это индивидуальное ощущение. Поэтому объективно наличие или отсутствие её доказать нельзя.
Категорически поддержал заключение государственного эксперта и исключил сотрясение головного мозга. "Супротивная" сторона (сынок, мама, папа, адвокат) слушали обоснование этого суждения с изумлением: специалист за гонорар подсудимого лишает его  "мозгосотряса", следовательно, и вреда здоровью.
Судья так проникся  судебно-медицинской стороной дела, что задал несколько дельных вопросов и приобщил к уголовному делу Заключение специалиста (см.).
Приговор он вынес 18.10.2011, оправдательный (см.).  В устанавливающей части суд признал, что "А-н ударил в грудь С-на, отчего тот упал на пол", и умолчал о наличии (отсутствии) физической боли. Воспользоваться бы тем, что одиночное воздействие при неустановлении физической боли (а как удостоверишь её наличие?) не предусмотрено статьёй 116, и покончить с нею. Но судья, как бы не замечая этого, продолжил: "Формально в действиях А-на, связанных с нанесением удара в грудь С-ну, имеются признаки состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ. В тоже время, учитывая обстоятельства дела, в соответствии с которыми А-н вынужден был защищаться от посягательства на его личность и права, поскольку он не был зачинщиком конфликта, не он первым применил силовое воздействие на другую личность, следует признать, что он действовал в состоянии необходимой обороны. ...  Отсюда следует вывод о том, что в инкриминируемых А-ну действиях, отсутствует состав преступления, предусмотренный ч. 1 ст. 116 УК РФ, и он подлежит оправданию за отсутствием в его действиях состава преступления" (стр. 10-11 Приговора).
Таким образом, судья признал наличие признаков ч. 1 ст. 116 УК РФ, но нашёл вариант "обойти" хрупкую и ненадёжную статью необходимой обороной. А если бы такой возможности не было?!
Частный обвинитель 26 октября подал аппеляционную жалобу на оправдательный приговор в райсуд (см.). Оправданная сторона успешно возразила (см.).
07.12.2011 апелляционная инстанция постановила оставить приговор без изменения (см.). В областной суд частный обвинитель не обратился.


Размышления после приговора

√ Хотелось бы думать, что мои суждения помогли рождению оправдательного приговора. Судья не захотел связываться с физической болью, осознав её недоказуемость.
√ Но не стал демонстрировать это в приговоре, где изложил с искажениями  самую незначимую и незначительную часть Заключения специалиста: "Судебно-медицинский эксперт Семячков А.К. (стаж работы по специальности - 39 лет), допрошенный в судебном заседании в качестве специалиста, суду показал, что Черепанов С.А. не имеет права проводить судебно-медицинские исследования, поскольку не имеет должной специализации и соответствующего сертификата. Повреждения, имеющиеся у С-на и описанные  в акте судебно-медицинского исследования, в том же объёме перекочевали в заключение эксперта Скорнякова А.С. Повреждение, описанное у С-на в заключении эксперта, возникнуть от удара в грудь кулаком руки не могло. Пояснил, что носовое кровотечение возникает у человека при определённом воздействии на область носа. Такого воздействия по медицинским документам не наблюдалось. Дополнил, что срок причинения повреждений С-ну и А-ну экспертом не установлен с определённостью совершенно правильно, поскольку у него не было для этого описательной базы, которая имелась в акте судебно-медицинского исследования и других медицинских документах". Обычно судья дословно цитирует Заключение специалиста, как бы оно ему не нравилось.
Апелляционная инстанция в своём Постановлении о Заключении специалиста даже не упомянула.
√ Удивительно, что такая никчемная статья Уголовного кодекса РФ привела к значительным материальным затратам враждующих семей (адвокаты, специалист) и длительной нервотрёпке всех участников уголовного судопроизводства. Оправданного юношу отправили оканчивать школу на другой конец России. Вслед за ним продала свой дом и перебралась его семья.

Опубликовано:
Совершенствование деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью в современных условиях. Материалы Международной научно-практической конференции (2-3.11.2012). Выпуск 9. – Тюмень:  "Тюменская государственная академия мировой экономики, управления и права" ("ТГАМЭУП"), 2012. - С. 381-383.